Взыскание по служебному

Суд признал право кредиторов и иных взыскателей звонить на рабочий телефон заемщика при условии, что информация о долге разглашаться не будет. Главным аргументом в пользу кредитора при рассмотрении дела стала запись переговоров. Документальных контраргументов у должника и его коллег не нашлось. По мнению правозащитников, заемщики находятся в уязвимом положении, поскольку обеспечить запись неожиданного звонка по рабочему телефону практически невозможно.

На днях был обнародован текст решения Арбитражного суда Вологодской области, которое закрепило возможность для кредиторов и взыскателей звонить на рабочий номер должника. Сам факт звонков на рабочий телефон нельзя расценивать как взаимодействие с иными лицами, если при этом не была разглашена информация о долге или иные персональные данные, следует из решения суда. При этом кредитор должен иметь возможность подтвердить с помощью записи переговоров, что разглашения частной информации не было.

Такое решение суда идет вразрез с позицией Банка России. Как следует из материалов дела, заемщица кредитного потребительского кооператива (КПК) «Илма» Ирина Тарасова обратилась в Роспотребнадзор с жалобой на действия кредитора, который, чтобы добиться погашения задолженности, звонил по ее рабочему номеру и разговаривал с ее коллегой. Роспотребнадзор перенаправил жалобу в ЦБ. Там сочли, что действия кредитора нарушают нормы закона о взыскании долгов физлиц (230-ФЗ).

Согласно ст. 4 230-ФЗ, кредитор или лицо, действующее от его имени, вправе взаимодействовать с должником, используя личные встречи, телефонные переговоры, телеграфные сообщения, текстовые, голосовые и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи, почтовые отправления. Иные способы взаимодействия могут быть предусмотрены письменным соглашением между должником и кредитором.

По словам заемщицы, ни она сама, ни ее коллега согласия на подобное взаимодействие не давали. В ЦБ посчитали, что раз коллега Тарасовой не является заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по договору займа, кредитор не вправе был осуществлять с ней взаимодействие по вопросам взыскания задолженности Ирины Тарасовой, и оштрафовали КПК на 50 тыс. руб. КПК с такой позицией не согласился и оспорил штраф в суде. Доводом в пользу кредитора стал тот факт, что заемщица в анкете указала номер рабочего телефона и звонивший по нему сотрудник не мог знать, что к телефону подойдет иное лицо. Кооператив представил суду записи телефонных разговоров, из которых следует, что сотрудник кооператива попросил Ирину Тарасову к телефону, при этом данных о займе и его сумме не сообщал, как и не говорил, что является представителем КПК. Суд принял эти доводы и встал на сторону кредитора, хотя заемщица и ее коллега настаивали на том, что в разговоре сотрудник КПК представился и сообщил, что звонит по поводу долга Ирины Тарасовой. Впрочем, каких-либо доказательств заемщица и ее коллега предъявить не смогли.

Кредиторы рассчитывают, что данное решение устоит, и тогда рабочий телефон заемщика можно будет без опасений использовать для контакта с ним. «Решение первой инстанции необязательно будет окончательным, вполне возможно, представители ЦБ отстоят свою позицию в вышестоящих инстанциях,— отмечает генеральный директор сервиса онлайн-займов «Робот Займер» Сергей Седов.— Кроме того, многое зависит от того, каким образом заемщик указал контактные данные». Эксперты отмечают, что не последнюю роль в данном споре сыграла запись телефонных переговоров. «Ранее кредиторы в аналогичных спорах чаще проигрывали,— отметил глава СРО МИР Андрей Паранич.— Однако в данном случае именно запись переговоров помогла доказать правоту кредитора».

Правозащитники уверены, что в подобных спорах заемщики находятся в уязвимом положении. «Я бы не доверял записям звонков, которые предоставляют кредиторы и взыскатели,— отмечает председатель правления Международной конфедерации обществ потребления Дмитрий Янин.— Нельзя исключить возможность того, что недобросовестный кредитор «отредактирует» звуковой файл». При этом заемщики, как правило, сами не записывают разговоры, и еще сложнее ожидать, что переговоры по рабочему телефону запишет случайный коллега, отмечает он. Господин Янин рекомендует заемщикам, не готовым делиться с коллегами и другими лицами информацией о долговых обязательствах, пользоваться правом на отказ от вербального общения, тем самым обезопасив себя от ненужных звонков, в том числе и на рабочие номера.

Вероника Горячева, Коммерсант

10.05.2017

По теме

Реструктуризацию долгов граждан предлагается дополнить медиацией — проект стратегии
Минфин РФ предлагает создать институт медиации при реструктуризации долговой нагрузки граждан
Всеми мерами: банки предлагают не допускать граждан к банкротству за ложь
Почему Минэк против и как инициативы участников финрынка могут ущемить права граждан
Упрощенное банкротство остается слишком сложным
«Ъ» подвел итоги первого года работы внесудебной процедуры
За год бесплатного банкротства без суда добились 2,4 тыс. россиян
1 сентября исполнился год, как в России действует норма о внесудебном банкротстве граждан. За это время списать долги через МФЦ пытались 12,3 тыс. человек, из них 2,4 тыс. это удалось. Процедура не стала массовой, говорят эксперты