Судья КС указал на правовую коллизию с банкротами-коррупционерами

Судья Конституционного суда РФ Александр Кокотов не согласился с отказом КС детально разобраться в проблеме банкротства физлиц, осужденных за коррупционные преступления к миллионным штрафам.

В 2015 году бывший сити-менеджер города Назарово Игорь Сухоруков за получение взятки был приговорен к выплате штрафа в 8,4 млн рублей. Общие долги чиновника, в том числе по кредитам, достигли 8,75 млн рублей. Сухоруков обратился в арбитраж и был признан банкротом, штраф попал в третью очередь реестра требований кредиторов. Закон «О несостоятельности» гласит, что на период банкротства исполнительные производства в отношении должника приостанавливаются, а штрафы могут быть списаны после расчета с кредиторами. Однако приставы отказались приостанавливать взыскание. Соответственно, арест с имущества и счетов Сухорукова так и не был снят.

Экс-градоначальник пожаловался КС на нормы закона «Об исполнительном производстве», УПК РФ и УИК РФ, не позволяющие обратить все имущество банкрота на удовлетворение требований кредиторов. КС отказался рассматривать дело: как сказано в определении от 13 марта, обращаться с такими претензиями должны кредиторы, а банкротство от уголовного штрафа не освобождает, что гарантирует неотвратимость наказания (дело № 578-О/2018).

По мнению Кокотова, КС должен был разрешить эту проблему, которую он называет «серьезной коллизией» уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, с одной стороны, и законодательства о несостоятельности — с другой. Судья отмечает: уполномоченные органы отдали приоритет УПК и УИК РФ, что очевидным образом задело конституционные права заявителя и поэтому требовало «предметной проверки» со стороны КС. Вряд ли правомерно банкротить физлицо на основании неуплаты штрафа, поскольку такое банкротство может быть искусственным способом ухода от уголовно-штрафной ответственности, рассуждает Кокотов. Вместе с тем выведение штрафов из отношений банкротства, отказ от снятия арестов с имущества должника и включения его в конкурсную массу «обессмысливают процедуру банкротства», если несостоятельность гражданина «существенным образом определяется необходимостью выплаты ими названных штрафов».

Существующее регулирование в этой области Кокотов называет «пробельным и недифференцированным». По его мнению, КС надлежало или дать правовую оценку названной коллизии, или поручить эту задачу законодателю.

Эксперты, с которыми беседует «Коммерсантъ», считают, что в подобных ситуациях неадекватно большие уголовные штрафы бьют не по должнику, а по кредиторам. Фактически страдают непричастные к преступлению лица, поскольку государство удовлетворяет свои претензии в приоритетном порядке.

Право.ru

12.04.2018

По теме

Как кредиторы и должник искали арбитражного управляющего 2,5 года, а потом суд «устал» и решил закрыть дело
Финансовый управляющий уволился. Ни кредиторы, ни должник нового управляющего не нашли. Через 2,5 года суд решил процедуру банкротства прекратить. Но сам банкрот с этим решением не согласился
Госдума приняла закон о внесудебном банкротстве граждан
Госдума во вторник приняла во втором и третьем чтении закон, разрешающий гражданам с непогашенными долгами от 50 тыс. руб. до 500 тыс. руб. становиться банкротами во внесудебном порядке — через многофункциональные центры (МФЦ)
Ипотечный приговор: граждане стали хуже возвращать жилищные ссуды
Россияне стали на 36% хуже выплачивать ипотечные займы в мае 2020 года по сравнению с мартом
Счетная палата предупредила о рисках увеличения числа обманутых дольщиков
Аудиторское ведомство также обратило внимание на низкий уровень расходования средств, которые Фонд защиты прав дольщиков получил из федерального бюджета в 2018−2019 годах