Самарская область оказалась в неоплатных долгах

Размер среднего ежемесячного платежа жителей Самарской области по кредиту в 2017 году вырос более чем в десять раз и оставил 17 780 руб. Реальные располагаемые денежные доходы населения Самарской области в январе–ноябре прошедшего года по сравнению с аналогичным периодом 2016 года сократились на 5,4%. Эксперты тем временем указывают не только на рост выданных кредитов, но и на увеличение просроченных займов и числа банкротств физлиц.

В Самарской области на фоне ежегодного снижения реальных доходов населения увеличился средний платеж по кредиту. По данным сервиса «Яндекс. Деньги» за 2017 год он вырос более чем в 10 раз и составил 17 780 руб. Как отмечают эксперты, Самарская область является одним из лидеров по количеству выданных кредитов.

Согласно данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), в третьем квартале прошлого года жители области взяли около 216 тыс. кредитов примерно на 29 млрд руб. Всего в стране в минувшем году выдано 34,8 млн кредитов объемом свыше 5,6 трлн руб. По сравнению с 2016 годом объемы кредитования по стране увеличились на 37%. Наибольшим спросом пользуются кредитные карты. Количество выданных карт выросло на 8%, а объемы одобренных лимитов выросли на 48%.

По словам управляющего филиалом «Поволжский» банка «Глобэкс» Владимира Аверина, в Самарской области самым популярным кредитным продуктом является потребительский кредит. «Спрос на кредитные продукты в 2017 году увеличился примерно на 30%. В основном это потребительские кредиты. Вот спрос юрлиц на кредиты, на мой взгляд, уменьшился. Малый бизнес в Поволжье находится не в лучшем состоянии», — говорит господин Аверин. Как поясняет банкир, «рост реальных доходов населения на спрос на кредиты, безусловно, влияет. Но в основном кредиты берут, потому что у людей появилась уверенность в завтрашнем дне и ощущение стабильности. Плюс Самарской области в том, что у нас еще есть живой бизнес, связанный с нефтью, с «Роскосмосом» и т. д. Есть крупные федеральные игроки, чьи дочерние структуры здесь присутствуют».

С ним согласен аналитик ГК «Алор» Кирилл Яковенко: «Самарскую область принято считать благополучным регионом в плане динамики социально-экономических показателей». «На протяжении 2017 года в регионе наблюдался резкий рост спроса на потребительские кредиты. По итогам 12 месяцев их было выдано более 323 тысяч, что на 30% больше, чем в 2016 году. По темпам роста кредитного портфеля регион занял четвертое место среди всех субъектов федерации. Обычно рост потребительского кредитования трактуется как первый и наиболее важный признак восстановления потребления и, как следствие, — роста экономики региона», — поясняет господин Яковенко.

Одновременно регион находится на первых позициях и по негативным показателям. «Самарская область вошла в число лидеров в ряде других рейтингов, участие в которых нивелирует весь позитив. Во‑первых, это 5‑е в стране место по числу физлиц, в отношении которых в прошлом году была начата процедура банкротства — 993 человека, а это, по данным НБКИ, лишь 4% от всего числа должников, которые имеют все основания для подачи иска о банкротстве, либо в отношении которых такой иск могут подать кредиторы. По итогам 12 месяцев объем долгов, которые взыскивали кредиторы через приставов, вырос на 26,5% и составил 44,5 млрд руб. Отличились даже коллекторы, на которых за год должники успели пожаловаться 776 раз. То есть единственное, к чему привело оживление в сфере потребительского кредитования, так это к ухудшению положения должников», — сказал аналитик. По мнению Кирилла Яковенко, оживление изначально стимулировалось не переходом населения к потреблению, а необходимостью погашения ранее сформированных долгов: «Не стоит забывать, что рост происходил в основном за счет краткосрочных небольших займов, не обес­печенных залогом, в том числе так называемых кредитов до зарплаты, основная цель получения которых — выплаты по уже имеющимся долгам».

По словам гендиректора компании «Мани Фанни» Александра Шустова, этому поспособствовал накопленный эффект от падения реальных доходов населения в течение трех последних лет на 5–6% каждый год. «В таких условиях жители Самарской области прибегают к кредитам, во‑первых, для финансирования текущего потребления, а во‑вторых, для рефинансирования предыдущих кредитов. Это довольно рискованная стратегия, но в ситуации, когда уровень жизни падает три года подряд, от этого сложно удержаться», — поясняет господин Шустов.

Также, по мнению аналитика, резкое увеличение ежегодного платежа наводит на мысль, что в расчетах могла произойти ошибка: «В 10 раз за год — это, конечно, очень резкий рывок, возможно, он также связан с эффектом низкой базы». Господин Шустов отмечает и тот факт, что соотношение ежемесячного платежа к месячной зарплате в Самарской области уже приблизилось к критической отметке.

«Безопасным принято считать отношение ежемесячного платежа к ежемесячному доходу заемщика на уровне 40–60%. Средняя зарплата в Самарской области составляет 30 042 руб., получается, что средний заемщик направляет на погашение кредита 59% своего дохода», — резюмировал Александр Шустов.

Сабрина Самедова, Коммерсант

06.02.2018

По теме

Дали списать: в РФ резко выросло количество банкротств среди населения
В России ускорились темпы роста личного банкротства: за первое полугодие 2021-го несостоятельными признаны вдвое больше граждан, чем в аналогичном периоде 2020-го. Это следует из данных «Федресурса», с которыми ознакомились «Известия»
Жилой интерес: Минэк предупредил о риске появления новых схем отъема квартир
Минэкономразвития предупредило о риске возникновения новых схем по отъему жилья. К случаям мошенничества может привести практика продажи единственной жилплощади должников
КС РФ: граждане-банкроты не могут сами начинать крупные судебные споры, инструмент защиты от бездействия управляющего — иск к нему
Гражданин-банкрот не может без финансового управляющего вступать в споры по защите своих имущественных прав, если полученное должно пойти в конкурсную массу, решил Конституционный суд (КС) РФ
Бывший банкрот лишился зарубежного отдыха
Объявленный банкротом гражданин не смог выехать за границу через два года после прекращения дела. Второй кассационный суд не усмотрел в произошедшем вины пограничников