Первый кредитный банкрот в России полностью освободилась от долгов

Арбитражный суд подтвердил «несостоятельный» статус жительницы Челябинска Дарьи Расторгуевой. Об этом в среду, 28 июня, сообщает kp.ru.

«У Дарьи ничего нет из того, что когда-то было: ни квартиры, ни земельного участка, ни машины. Но, главное, нет долга в 14 миллионов рублей», — пишет издание. Это был кредит банка на развитие бизнеса и покупку дома, но расплатиться с долгом Расторгуева не смогла.

Женщина заявила, что больше не будет обращаться в кредитные организации. «Да и банкам я как клиент не нужна, ведь кредитная история испорчена», — сказала она.

Расторгуева одной из первых подала заявление о признании ее неплатежеспособной 1 октября 2015 года, сразу после принятия закона о том, что физическое лицо может быть признано банкротом.

По данным Объединенного кредитного бюро, среди всех заемщиков-физлиц в России доля тех, кто не вносит платежи по кредитам более трех месяцев, составляет около 15 процентов.

Трудности с обслуживанием кредитов испытывают от пяти до 6,5 миллиона россиян, отмечают в Национальном бюро кредитных историй. У трех миллионов из них нет реальной возможности выплачивать долги, указывают в бюро.

За время действия законом о банкротстве воспользовались сотни человек. Суды признали банкротами нескольких депутатов Госдумы и региональных законодательных собраний.

Lenta.ru

29.06.2017

По теме

Реструктуризацию долгов граждан предлагается дополнить медиацией — проект стратегии
Минфин РФ предлагает создать институт медиации при реструктуризации долговой нагрузки граждан
Всеми мерами: банки предлагают не допускать граждан к банкротству за ложь
Почему Минэк против и как инициативы участников финрынка могут ущемить права граждан
Упрощенное банкротство остается слишком сложным
«Ъ» подвел итоги первого года работы внесудебной процедуры
За год бесплатного банкротства без суда добились 2,4 тыс. россиян
1 сентября исполнился год, как в России действует норма о внесудебном банкротстве граждан. За это время списать долги через МФЦ пытались 12,3 тыс. человек, из них 2,4 тыс. это удалось. Процедура не стала массовой, говорят эксперты