Первый банкрот

18 ноября Арбитражный суд Челябинской области вынес первое в России решение о банкротстве физического лица. В суд бывшая совладелица лесопилки «Успех» Дарья Расторгуева обратилась по собственной инициативе из-за долгов на сумму 14 млн руб. Персональное банкротство стало возможно с 1 октября, когда вступил в силу соответствующий закон. Обращаться с заявлением может как кредитор (если сумма долга превышает 500 тыс. руб., а просрочка — три месяца), так и сам гражданин, желающий снять с себя долговое бремя. Общее количество потенциальных банкротов в стране может составлять от 500 тыс. (оценки Национального бюро кредитных историй) до 2 млн человек (данные банков). Однако вала обращений пока нет: за первый месяц суды приняли чуть более 2 тыс. заявлений. Практически столько же (2195 человек, или 32%) в нашем опросе заявили, что сами или их знакомые собираются воспользоваться законом. Почти половина банкротств инициирована самими должниками. Большинство заявлений от банков подано на владельцев и руководителей бизнеса. Среди них есть и фигуры известные — основатель группы АСТ Тельман Исмаилов, экс-гендиректор JFC Владимир Кехман.

Коммерсант-Деньги, 23 ноября 2015

25.11.2015

По теме

Как кредиторы и должник искали арбитражного управляющего 2,5 года, а потом суд «устал» и решил закрыть дело
Финансовый управляющий уволился. Ни кредиторы, ни должник нового управляющего не нашли. Через 2,5 года суд решил процедуру банкротства прекратить. Но сам банкрот с этим решением не согласился
Госдума приняла закон о внесудебном банкротстве граждан
Госдума во вторник приняла во втором и третьем чтении закон, разрешающий гражданам с непогашенными долгами от 50 тыс. руб. до 500 тыс. руб. становиться банкротами во внесудебном порядке — через многофункциональные центры (МФЦ)
Ипотечный приговор: граждане стали хуже возвращать жилищные ссуды
Россияне стали на 36% хуже выплачивать ипотечные займы в мае 2020 года по сравнению с мартом
Счетная палата предупредила о рисках увеличения числа обманутых дольщиков
Аудиторское ведомство также обратило внимание на низкий уровень расходования средств, которые Фонд защиты прав дольщиков получил из федерального бюджета в 2018−2019 годах