Люди долга

Доля доходов, которую россияне вынуждены отдавать в счет погашения кредита, снова начала расти. Хотя в кризис люди берут займы гораздо реже, да и банки более требовательны к новым заемщикам.

Самая высокая текущая долговая нагрузка — у бюджетников. Заемщики, занятые в фармацевтике, медицине, социальной сфере и в образовании, отдают треть (свыше 33 процентов) доходов на обслуживание кредитов. Именно этот индикатор (он называется PTI — payment to income) наиболее верно отражает уровень закредитованности граждан.

Выросла долговая нагрузка и у занятых в других отраслях. Всего за полгода она прибавила 17 процентов в секторе телекоммуникаций и связи,15 процентов в секторе информационных технологий и от 5 до 10 процентов в таких сферах занятости, как юриспруденция, управление персоналом, банки и страхование, финансы и бухгалтерия, продажи, маркетинг, реклама, PR. Теперь PTI по этим группам колеблется от 30 до 32 процентов.

Такие подсчеты сделали в Национальном бюро кредитных историй на основе данных от 3700 кредиторов — банков, МФО и кредитных кооперативов.

Раз растет кредитная нагрузка, растут и риски дефолтов по кредитам. Инфляция и сокращение реальных доходов делают кредитное бремя гораздо более тяжелым, а для кого-то и невыносимым. Сильная закредитованность представляет большую социальную опасность, считает финансовый омбудсмен Павел Медведев. «Драма с кредитным долгом, если она случается, не кончается годами, и раздражение только нарастает — от того, что на еду денег не остается, от безакцептных списаний в счет долга, от невозможности исправить ситуацию», — говорит Медведев.

В России 35 миллионов заемщиков, у них на руках долги на 10,2 триллиона рублей, из них уже почти 11 процентов — безнадежные долги, с просрочкой более трех месяцев. То, что закредитованность высокая и растет, косвенно показала и статистика первого квартала: зарплаты в реальном выражении подросли на 3 процента, а розничный товарооборот продолжил падать.

Если в бюджетном секторе зарплаты заморожены уже второй год подряд и даже сокращаются за счет премий и надбавок, то частный сектор сохраняет планы по ограниченной индексации. Следовательно, долговая нагрузка для работников бюджетной сферы может еще более вырасти, и если не в этом, то в следующем году это станет питательным бульоном для ухудшения социального самочувствия, правительству стоит обратить пристальное внимание на это, считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

У роста закредитованности есть и другое неприятное последствие. Через повышенные риски для банков он ограничивает кредитование физлиц (по базовому прогнозу минэкономразвития оно сократится в этом году на 5 процентов), а значит, не позволит потребительскому спросу стать драйвером экономического роста по крайней мере в этом году и, вероятно, в следующем.

В целом, считает директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков, в России зависимость домохозяйств от кредитных средств (отношение остатка долга к годовому доходу) все еще сравнительно низкая, и это говорит о достаточно высоком нереализованном потенциале розничного кредитования, в первую очередь в ипотеке. Так, в начале 2016 года отношение остатка долга по всем кредитам к годовому доходу по сравнению с концом 2015 года снизилось на 2 пункта, до 47 процентов. Для сравнения, в странах с развитой ипотекой и розничным кредитованием данный показатель может достигать 100 процентов.

Но сейчас в кредитовании, как в зеркале, отражается неравенство разных групп населения по доходам. Низкодоходные группы в основном предпочитают с новыми кредитами не связываться, только отдают старые долги. «Кредитные бюро как один отмечают, что дисциплина заемщиков повысилась: люди хотят побыстрее отдать долг и больше уже с этим не связываться», — говорит Никита Масленников. Банки, в свою очередь, активно кредитуют тех, чьи доходы выше, а кредитные риски меньше. Уровень долговой нагрузки более привлекательного для кредиторов руководящего состава быстро приближается к уровню PTI своих подчиненных, динамика роста долговой нагрузки которых существенно замедлилась. По данным НБКИ, долговая нагрузка топ-менеджмента повысилась за полгода на 12 процентов.

О том, что россияне обременены долгами не только у себя дома, в России, но и за границей, «РГ» пишет сегодня на 16-й полосе.

Игорь Зубков, Российская газета

18.05.2016

По теме

Дали списать: в РФ резко выросло количество банкротств среди населения
В России ускорились темпы роста личного банкротства: за первое полугодие 2021-го несостоятельными признаны вдвое больше граждан, чем в аналогичном периоде 2020-го. Это следует из данных «Федресурса», с которыми ознакомились «Известия»
Жилой интерес: Минэк предупредил о риске появления новых схем отъема квартир
Минэкономразвития предупредило о риске возникновения новых схем по отъему жилья. К случаям мошенничества может привести практика продажи единственной жилплощади должников
КС РФ: граждане-банкроты не могут сами начинать крупные судебные споры, инструмент защиты от бездействия управляющего — иск к нему
Гражданин-банкрот не может без финансового управляющего вступать в споры по защите своих имущественных прав, если полученное должно пойти в конкурсную массу, решил Конституционный суд (КС) РФ
Бывший банкрот лишился зарубежного отдыха
Объявленный банкротом гражданин не смог выехать за границу через два года после прекращения дела. Второй кассационный суд не усмотрел в произошедшем вины пограничников