Должники в законе

Пошлины для физических лиц при подаче заявления о банкротстве могут быть снижены с нынешних 6 тыс. до 300 рублей — соответствующий законопроект на прошлой неделе правительство внесло в Госдуму. Тем временем в Минэкономразвития заявили о начале разработки законопроекта, упрощающего саму процедуру банкротства. В частности, предполагается ввести упрощённую схему для граждан, у которых нет средств для финансирования процедуры собственного банкротства.

Закон о банкротстве физлиц вступил в силу в октябре прошлого года. Считалось, что он придёт на помощь гражданам, которые из-за кризиса оказались не в состоянии выплачивать свои кредиты. Однако вопреки прогнозам вала заявлений в суд от россиян так и не последовало. «Проблему освобождения малоимущих граждан от непосильных долгов ещё нельзя назвать решённой. Это подтверждают многочисленные жалобы потребителей на отказ саморегулируемой организации в предоставлении кандидатур финансовых управляющих», — говорит председатель координационного совета при Союзе саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Эдуард Олевинский.

Банкрот-неудачник

Тот факт, что закон, похоже, изначально писался исключительно для олигархов, желающих с помощью банкротства решить свои финансовые проблемы, подтверждается и тем, что в первый же день действия нового закона в ряды банкротов стали записываться такие люди, как Тельман Исмаилов, Ралиф Сафин, Александр Мамедов и др. (см. справку).

Грустная ирония, впрочем, заключается в том, что далеко не все именитые банкроты смогли воспользоваться процедурой так, как им хотелось бы. В этой связи весьма показательно выглядит история Тельмана Исмаилова.

Иск на банкротство Исмаилова подал некий Борис Зубков, требующий признать олигарха банкротом, поскольку тот задолжал ему 15 млн рублей. Более серьёзные претензии к Исмаилову выдвинул Банк Москвы (ныне БМ-банк) на сумму уже 17,4 млрд рублей.

Поначалу всё шло по задуманному Исмаиловым сценарию: в суде он представил сведения об отсутствии у себя постоянного места работы и источников дохода. Из собственности у обедневшего олигарха оказался лишь участок в Одинцовском районе Подмосковья, потянувший на 13,9 млн рублей, 25 тыс. рублей наличными плюс ещё 28 долларов на счетах в банках. Поскольку г-н Зубков первым подал иск, то и задекларированные «несметные богатства» должны были достаться в первую очередь ему. Таким образом, БМ-банку вроде как предстояло забыть про свои 17,4 миллиарда. Закон, похоже, изначально писался исключительно для олигархов, желающих с помощью банкротства решить свои финансовые проблемы.

Однако банкирам удалось доказать в апелляционном суде, что долг Исмаилова перед Борисом Зубковым не подтверждается документами. Так что решение о признании Исмаилова банкротом по тому иску удалось отменить, и теперь настала очередь БМ-банка. Очередное заседание суда назначено на декабрь. Впрочем, среди всех богатых банкротов Исмаилов, пожалуй, оказался самым неудачливым.

Бедные банкроты неинтересны управляющим

Действительно, назвать закон о банкротстве физлиц народным не получится даже с очень большой натяжкой. Во-первых, процедура объявления себя несостоятельным должником очень сложна и без помощи профессионального юриста обычному человеку её просто не осилить. Во-вторых, стать банкротом ещё и весьма затратно. И, наконец, по процедуре личное банкротство мало чем отличается от банкротства юридических лиц, а значит, непременным участником процесса должен быть арбитражный управляющий. Востребованные на рынке специалисты, услуги которых недёшевы, сегодня не спешат связываться с трудоёмкими и экономически невыгодными банкротствами граждан. «Наши партнёры отмечают явное несоответствие риска и трудозатрат на процедуру банкротства граждан и размера вознаграждения», — рассказал «Нашей Версии» руководитель портала «ЕслиБанкрот.рф» Вячеслав Кустов.

Беглый обзор судебной практики подтверждает, что в среднем вознаграждение арбитражных управляющих в таких делах составляет 10–20 тыс. рублей. При этом заявление о банкротстве подают граждане, сумма задолженности которых составляет порядка 1 млн рублей. Заметим, что закон устанавливает планку в 500 тыс. рублей — начиная с этой суммы процедура банкротства может быть инициирована кредиторами.

Между тем потенциальными банкротами, по данным Национального бюро кредитных историй, по состоянию на минувшее лето могли бы стать порядка 600 тыс. человек — именно такое количество россиян имеют задолженность более 500 тыс. рублей, просрочка по выплате которой составляет 90 дней. «Судя по всему, прежде всего граждан отталкивают сложность процедуры и неуверенность в итоговом результате, — рассуждает Вячеслав Кустов. — И главная проблема, которую выявил закон о банкротстве, — это то, что у наших граждан весьма низкий уровень финансовой грамотности. И с заявлением о банкротстве они обращаются, увы, поздно».

Неудивительно, что, как отмечают в профессиональном сообществе, наиболее востребованной процедура банкротства оказалась у крупных должников. Но даже в случае с ними, по мнению экспертов, едва ли можно говорить о том, что закон им помог. Зачастую введение реструктуризации долгов заканчивалось распродажей их имущества. «Получается, что незачем было тратить время и деньги, стоило сразу вводить процедуру реализации активов», — отмечает Эдуард Олевинский.

Впрочем, не исключено, что нынешние инициативы по редактированию закона станут первым шагом по пути к тому, чтобы сделать процедуру действительно доступной обычным должникам. «По слухам, один из вариантов упрощённой процедуры банкротства предусматривает отсутствие финансового управляющего, — поделился с «Нашей Версией» Вячеслав Кустов. — Но специфические функции процедуры банкротства — раскрытие информации, контроль за достоверностью представленных данных — должны быть возложены на профессионалов, будь то арбитражные управляющие или кто-то другой. Оставлять эти функции за гражданином-должником опасно как для кредиторов, так и для института несостоятельности в целом».

КОНКРЕТНО Практика применения закона о личном банкротстве указывает на то, что документ изначально задумывался вовсе не для обычных должников.

За год действия закона в России успел сформироваться целый класс олигархов-банкротов. Вот лишь некоторые из них.

Ралиф САФИН, бывший вице-президент ЛУКОЙЛа и бывший сенатор от Республики Алтай. С исками к бизнесмену и его двум сыновьям — Руслану и Марату — выступил банк «Зенит» (сумма долга 215 млн рублей). Семейство Сафиных в итоге оказалось банкротами-счастливчиками. Ещё в декабре прошлого года Арбитражный суд Москвы утвердил мировое соглашение по иску, объединив при этом все три дела — против самого Ралифа Сафина и двух его сыновей — в одно. Похоже, что в ходе слушаний сумма долга уменьшилась с 215 млн рублей до 75. Суд признал, что 140 млн рублей были погашены.

Владимир КЕХМАН, гендиректор Новосибирского театра оперы и балета, экс-глава группы JFC. Среди кредиторов Кехмана значится Сбербанк. Общий объём требований всех кредиторов составляет 4,1 млрд рублей. На прошлой неделе Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области продлил процедуру банкротства до 15 марта 2017 года. По словам конкурсного управляющего должника Игоря Маслова, ещё не реализованы все активы, кроме того, в процессе находится ряд судебных споров относительно имущества г-на Кехмана. Впрочем, сам Владимир Кехман, похоже, вполне удовлетворён процедурой собственного банкротства. Чуть ли не в день очередного судебного разбирательства он устроил шикарный праздник в Санкт-Петербурге по случаю своего венчания со светской львицей Идой Лоло.

Александр МАМЕДОВ, совладелец компании «Русьимпорт». 1 октября 2015 года иск о банкротстве на него подал КБ «Банк торгового финансирования», которому Мамедов задолжал 5,8 млн рублей. Также с исками выступили Сбербанк (долг 245,4 млн рублей) и Альфа-банк (сумма задолженности 186 млн рублей). Кроме того, среди «титулованных» банкротов значатся также справедливороссы Геннадий Ушаков, Олег Михеев, единоросс Илья Гаффнер, бывший директор Тихоокеанской мостостроительной компании ТМК — подрядчика строительства печально знаменитого космодрома Восточный — Виктор Гребнев и др.

Справка По состоянию на 1 сентября текущего года в России зафиксировано 14 821 дело о банкротстве физических лиц. Из них по процедуре реализации имущества — 10 189, по процедуре реструктуризации задолженности — 4632.

Источник: Общество содействия финансовому оздоровлению

Кира Ремнёва, Версия

31.10.2016

По теме

Дали списать: в РФ резко выросло количество банкротств среди населения
В России ускорились темпы роста личного банкротства: за первое полугодие 2021-го несостоятельными признаны вдвое больше граждан, чем в аналогичном периоде 2020-го. Это следует из данных «Федресурса», с которыми ознакомились «Известия»
Жилой интерес: Минэк предупредил о риске появления новых схем отъема квартир
Минэкономразвития предупредило о риске возникновения новых схем по отъему жилья. К случаям мошенничества может привести практика продажи единственной жилплощади должников
КС РФ: граждане-банкроты не могут сами начинать крупные судебные споры, инструмент защиты от бездействия управляющего — иск к нему
Гражданин-банкрот не может без финансового управляющего вступать в споры по защите своих имущественных прав, если полученное должно пойти в конкурсную массу, решил Конституционный суд (КС) РФ
Бывший банкрот лишился зарубежного отдыха
Объявленный банкротом гражданин не смог выехать за границу через два года после прекращения дела. Второй кассационный суд не усмотрел в произошедшем вины пограничников