Деньги напоказ

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа создал прецедент: впервые проведено судебное заседание с использованием систем видеоконференцсвязи между арбитражным судом и судом общей юрисдикции.

Напомним, что 12 мая вступил в силу закон, разрешающий судам общей юрисдикции предоставлять видео-конференц-связь для участников арби]тражного процесса. Арбитражам, в свою очередь, стало разрешено рассматривать дела, когда один из участников находится на проводе в здании суда общей юрисдикции.

Теперь закон заработал. Дело, в котором впервые была использована новая норма, рассматривалось в арбитражном суде в Салехарде. А участник процесса выходил на связь из Надымского городского суда, находящегося в 350 километрах от Салехарда.

В Надымском городском суде вчера корреспонденту «РГ» подтвердили, что действительно предоставляли видеоконференцсвязь для процесса. При этом собеседник «РГ» подчеркнул, что в суде в целом активно используются системы видеоконференцсвязи.

Новость только в том, что теперь процессуальный статус получила связь между обычными судами и арбитражными. Изначально новшество было предназначено для граждан, проходящих процедуру личного банкротства. Собственно, именно ради них проект и задумывался.

Правда ограничений в законе нет: арбитражи могут использовать камеры по любому делу. В первый раз первоначальный планы, можно сказать, сработали лишь наполовину. Действительно, в суде рассматривалось дело о банкротстве. Но через эту процедуру в данном случае проходит не гражданин, а предприятие.

Впрочем, это не важно. Главное, система работает, и скоро перед взглядом судебных видеокамер предстанут и граждане, начавшие процедуру собственного банкротства.

Пока суды формируют практику по личному банкротству. По данным Общества содействия финансовому оздоровлению, на 1 мая 2016 года зафиксировано 6038 дел о банкротстве физических лиц.

Написать заявление в суд о банкротстве может и сам гражданин, и его кредитор. Пока постатистике граждане чаще сами инициируют свое банкротство, но тенденция может измениться. Недавно председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев заявил на семинаре-совещании председателей российских судов, что в этом году следует ждать «нарастания» обращений, и в первую очередь — от налоговых органов и банков. То есть от кредиторов.

Говоря простым языком, они будут чаще требовать от должников в буквальном смысле вывернуть карманы. Кстати, одна из проблем, по словам практиков, — появление сомнительных кредиторов, чьи претензии к должнику как минимум вызывают подозрение.

В делах о банкротстве граждан порой среди кредиторов появляются частные лица, предъявляющие обычные расписки. Здесь судам надо проверять, а был ли сам долг. Эксперты опасаются, что простота оформления займа между частными людьми дает возможность «нарисовать» задолженность, а потом требовать банкротства недруга.

«Реальность займа может быть доказана свидетельскими показаниями, выпиской из банковского счета, нотариальным удостоверением данной сделки или судебными актами о взыскании долга», — пояснил советник Федеральной палаты адвокатов Василий Раудин.

Владислав Куликов, Российская газета

20.05.2016

По теме

Как кредиторы и должник искали арбитражного управляющего 2,5 года, а потом суд «устал» и решил закрыть дело
Финансовый управляющий уволился. Ни кредиторы, ни должник нового управляющего не нашли. Через 2,5 года суд решил процедуру банкротства прекратить. Но сам банкрот с этим решением не согласился
Госдума приняла закон о внесудебном банкротстве граждан
Госдума во вторник приняла во втором и третьем чтении закон, разрешающий гражданам с непогашенными долгами от 50 тыс. руб. до 500 тыс. руб. становиться банкротами во внесудебном порядке — через многофункциональные центры (МФЦ)
Ипотечный приговор: граждане стали хуже возвращать жилищные ссуды
Россияне стали на 36% хуже выплачивать ипотечные займы в мае 2020 года по сравнению с мартом
Счетная палата предупредила о рисках увеличения числа обманутых дольщиков
Аудиторское ведомство также обратило внимание на низкий уровень расходования средств, которые Фонд защиты прав дольщиков получил из федерального бюджета в 2018−2019 годах