Чуство долга

В регионах ЦФО количество потенциальных банкротов увеличилось в среднем на 10 процентов. При этом, согласно исследованиям финансистов, среднестатистический должник стремительно «стареет». Почему так происходит и чего ожидать в обозримой перспективе? В ситуации разбирался корреспондент «РГ».

Минувший год в Орловской области ознаменовался «бумом банкротства», и в текущем году темпы не снизились. По словам регионального бизнес-омбудсмена Евгения Лыкина, количество исков о признании должников несостоятельными выросло на 116 процентов, или более чем в два раза.

  • Если в 2015 году в Арбитражный суд Орловской области поступило 194 таких заявления, то в 2016 году показатель вырос до 420, — рассказал Евгений Лыкин. — Причем половина из них — это заявления о банкротстве граждан.

Конечно, суд принимает к производству не каждый иск, и не каждый должник признается несостоятельным. Но желающих стать банкротом все равно становится все больше. С момента принятия федерального закона такое желание изъявили уже свыше полутора тысяч орловцев. Большинству не удается сделать это с первой попытки.

Гражданину надо доказать, что он не в состоянии погасить крупные долговые обязательства. Суд делает запросы в госорганы. К примеру, запрашивает информацию о доходах в налоговой службе. Некоторые «забывают» указать, что имеют работу, а ведь это означает, что у них есть потенциальная возможность погашать долги. Поэтому следует новая проверка.

  • Количество заявлений, рассмотренных арбитражным судом в прошлом году в рамках дел о банкротстве, по сравнению с 2015 годом выросло на 120 процентов, — добавил Евгений Лыкин. — В целом было рассмотрено 3026 заявлений, в то время как в 2015 году — 1373.

Речь идет о претензиях, ходатайствах конкурсных и финансовых управляющих, требованиях переуступки долга, замене кредиторов и другом. Словом, стать банкротом не так уж просто. Нагрузка на суды, судя по всему, будет только возрастать.

Полшага до дефолта

Постепенно меняется и «лицо» среднестатистического должника. Так, Национальное бюро кредитных историй (НБКИ) составило рейтинг по количеству потенциальных банкротов. В ТОП-20, помимо Орловщины, попали Ивановская, Курская, Белгородская, Ярославская и Брянская области. Потенциальными банкротами аналитики считают граждан, формально подпадающих под действие федерального закона. В суд они не обращались, но у них имеется просроченный более чем на 90 дней долг, превышающий 500 тысяч рублей. При этом учитываются все виды займов и кредитов.

Специалисты называют таких заемщиков «дефолтными». А их кредиты считаются безнадежными, так как шансов на полное погашение крайне мало. По статистике, в целом по стране лишь 11 процентов таких заемщиков имеют один кредит в дефолте, а тех, у кого пять и более безнадежных кредитов, насчитывается 38 процентов.

В НБКИ подсчитали, что средний возраст банкротов в ЦФО вырос на 5,5 лет и составил 43,5 года. В Орловской области, например, по сравнению с сентябрем он увеличился с 38,6 до 44 лет.

В структуре потенциальных банкротов самую большую долю занимают люди «экономически активного возраста» — в диапазоне от 30 до 50 лет (30−39 лет — 32,5 процента и 40−49 лет — 30,76). Наименьшие доли приходятся на самых «молодых» и «пожилых» должников: в возрасте до 25 лет — 0,6 процента, старше 65 лет — 0,8. Любопытно, что 55 процентов потенциальных банкротов — это мужчины. А вот среди всех заемщиков с открытыми счетами 55 процентов составляют женщины.

Наиболее молодые в ЦФО должники, приблизившиеся к опасной черте, проживают в Рязанской (43,1 года), Калужской (43,2) и Тамбовской (43,3) областях. В Твери, Смоленске и Костроме средний возраст потенциального банкрота равен 43,5 годам. По мнению аналитиков, активное «взросление» говорит о росте рисков для кредиторов. Впрочем, они сами его и породили.

  • Постепенно происходит вымывание из кредитного процесса молодых заемщиков и активизация работы кредиторов с клиентами старше 50 лет, — считает глава НБКИ Александр Викулин. — Сокращение кредитования людей в возрасте до 30 лет уменьшает их долю в структуре потенциальных банкротов и наоборот.

Чем больше выдают займов представителям старшего поколения, тем больше становится «дефолтных» пожилых людей. Количество крупных должников говорит о том, что судам стоит подготовиться к возможному наплыву заявлений. Например, в Воронежской области насчитывается 9726 предбанкротов, во Владимирской — 6424, в Тульской — 6298, в Липецкой — 5422.

  • Стоит учесть и то, что в 2017 году примерно на 10 процентов вырос средний размер потребительских кредитов, — говорит Александр Викулин. — Докризисный «аппетит к риску» у банков постепенно восстанавливается, а розничное кредитование остается наиболее прибыльным направлением их деятельности.

Банки нашли возможность нарастить объемы выдачи потребительских кредитов. А это значит, что будут расти и долги. Так, в Белгородской области объем потребительского кредитования по сравнению с началом 2016 года вырос на 30,5 процента, и эта динамика — одна из самых высоких в стране. Многие так называемые серийные заемщики погашают предыдущие займы за счет новых. Как правило, это и доводит их до банкротства.

Карты в руки

Банки контролируют риск-портфели заемщиков. Однако ситуация по регионам варьируется. Например, в Белгородской и Смоленской областях доля «дефолтных» должников среди всех заемщиков одна из самых низких в России — по 0,9 процента. Это говорит о высокой платежной дисциплине местных жителей. Для сравнения: среднероссийский показатель составляет 1,5 процента. При этом сегмент «серийных» заемщиков, по мнению экспертов, достиг определенного дна.

  • Средний платеж по кредиту снизился почти у всех категорий заемщиков, — поясняет глава Объединенного кредитного бюро (ОКБ) Даниэль Зеленский. — Исключение составляют владельцы пяти и более кредитов. За прошедший год их средний платеж вырос с 138 до 148 тысяч рублей.

Кроме того, «дефолтные» должники научились уходить в тень. Если раньше они в основном брали кредиты в банках наличными, то теперь все большей популярностью у них пользуются кредитные карты. Проследить динамику платежей по ним сложнее. Карта выгодна лишь дисциплинированному клиенту. За счет погашения долга в льготный период он снижает стоимость самого кредита.

«Дефолтный» же должник берет карту для того, чтобы погасить за ее счет заем, взятый наличными. Если он не успевает погасить возникшую задолженность в льготный период, это увеличивает его общие обязательства. Процентная ставка по карте обычно выше традиционного кредита. Формально долг с одного счета перетекает на другой, но уже под более высокий процент. А это еще один шаг к банкротству.

  • При увеличении количества кредитов у заемщика повышается риск ухудшения его платежной дисциплины, — объясняет Даниэль Зеленский. — Если среди заемщиков с одним кредитом только 12 процентов допускают просрочку платежей более 30 дней, то среди заемщиков с тремя кредитами таких уже 24 процента, а с пятью и более — 41.

Но именно карты являются самым популярным кредитным продуктом. По данным ОКБ, они имеются у 31,5 миллиона россиян, или у 70 процентов всех заемщиков с открытыми счетами. А общий одобренный лимит превышает 1,7 триллиона рублей. При этом лишь 64 процента заемщиков имеют кредит в одном банке. Остальные пользуются услугами нескольких организаций.

  • Скорее всего, это обусловлено тем, что некоторые банки в 2016 году возобновили кредитование новых клиентов «с улицы», которое было существенно ограничено в 2015 году, — уточняет Даниэль Зеленский. — Однако фокус на работу с текущим клиентским портфелем по-прежнему остается приоритетным для большинства банков.

Словом, приблизившись к краю финансовой пропасти, трудно отойти на безопасное расстояние. Многие балансируют на грани, не выдерживают и совершают последний шаг.

Денис Передельский, Российская газета

18.04.2017

По теме

Реструктуризацию долгов граждан предлагается дополнить медиацией — проект стратегии
Минфин РФ предлагает создать институт медиации при реструктуризации долговой нагрузки граждан
Всеми мерами: банки предлагают не допускать граждан к банкротству за ложь
Почему Минэк против и как инициативы участников финрынка могут ущемить права граждан
Упрощенное банкротство остается слишком сложным
«Ъ» подвел итоги первого года работы внесудебной процедуры
За год бесплатного банкротства без суда добились 2,4 тыс. россиян
1 сентября исполнился год, как в России действует норма о внесудебном банкротстве граждан. За это время списать долги через МФЦ пытались 12,3 тыс. человек, из них 2,4 тыс. это удалось. Процедура не стала массовой, говорят эксперты