Человек-банкрот: новогодний сюрприз

«Деньги» завершают первый сезон сериала про московскую семью, оказавшуюся на грани банкротства из-за валютной ипотеки. Под Новый год случаются чудеса, что и подтвердил случай с нашими героями.

В прошлой серии Ольга пыталась найти способ спасти свою квартиру, не прибегая к банкротству. И оказалось, что сделать это можно, только договорившись с банком: судиться с кредитными организациями в России себе дороже. То есть, конечно, это возможно, но только если вы сами юрист или посредством вашего случая решил пропиариться какой-нибудь малоизвестный адвокат.

Банк между тем занял принципиальную позицию: не рефинансировать своих ипотечных должников по курсу 39 руб./$. Но месяц назад Ольга все-таки решила еще раз попытать счастья и записалась на встречу с председателем правления банка. Несколько недель она собирала нужные документы, список которых не уступает в длине тому, что пришлось бы собирать для банкротства.

И как раз когда подходили к концу кредитные каникулы, в рамках которых Ольга платила 50% стоимости кредита (мера временная, не освобождающая от долгов), ей пришло письмо с решением банка: в рефинансировании по рекомендации ЦБ отказать, а каникулы продлить на два года.

Предложение заманчивое. С одной стороны, отсрочка на два года ситуацию не меняет: долги все равно придется возвращать, пусть и не сейчас. С другой стороны, за это время может произойти все что угодно. Например, у Ольги могут появиться новые доходы, рубль внезапно укрепится, ребенок слегка подрастет, а банк созреет для более выгодных условий. Впрочем, когда нефть стремится к $30, а курс — к 70, 80, а то и 90 руб./$, все, кроме взросления ребенка, конечно, маловероятно. И все же в надежде на светлое будущее Ольга согласилась. В конце концов, осмотреться, взвесить все за и против в спокойной обстановке и не расставаться с квартирой под Новый год — это уже дорогого стоит.

Но прежде чем попрощаться с Ольгой, мы с юристами все-таки провели несколько консультаций на тему, что ей может помешать обанкротиться. Не исключено, что именно это и подтолкнуло нашу героиню пойти на мировую с банком, так как закон о банкротстве не щадит физических лиц и плохо терпит неопределенности. А таковых в деле Ольги оказалось немало.

Начнем с самых безобидных — в долг брали у одного банка, а банкротиться будем перед другим (кредитный портфель был перекуплен). По мнению партнера, руководителя направления по банкротству юридической фирмы Vegas Lex Александра Вязовика, согласно ст. 58 ГК РФ, в отношении долгов действует правопреемство, так что чехарда с банками на ход дела влиять не должна.

А вот продажа автомобиля — это серьезно. Суд очень внимательно будет следить за любыми сделками, которые были совершены в течение года перед банкротством (и после принятия заявления тоже). Если сделка была совершена по заниженной, нерыночной цене, суд имеет право признать ее недействительной. В таком случае вам могут отказать в банкротстве. Однако Ольга с Антоном продали свою «Волгу» в ноябре по рыночной цене и потратили вырученные деньги на погашение очередного ежемесячного платежа.

Дальше — сложнее. Например, Ольга сейчас пребывает в отпуске по уходу за ребенком. Факт нахождения в таком отпуске правового значения не имеет, считает Вязовик. «Другое дело, наличие несовершеннолетних, права которых будут затронуты в ходе рассмотрения дела о банкротстве, является основанием для привлечения к участию в деле органов опеки и попечительства»,— говорит он. Не очень приятная история, не правда ли? В принципе это логично: нет денег — не на что содержать и ребенка. Хотя привлечение органов опеки еще не означает, что ребенка заберут. Все-таки заявление на банкротство не предполагает, что человек находится за чертой бедности. Просто у него нет возможности платить по конкретным долгам.

А теперь самое интересное — доходы. Чтобы подать на банкротство, должник обязан соответствовать хотя бы одному из четырех признаков (п. 3 ст. 213.6 закона о банкротстве). Он может либо полностью прекратить платежи, срок по которым наступил, либо у него есть более 10% обязательств, непогашенных в течение месяца после наступления срока. Также признаком является наличие постановления об окончании исполнительного производства, то есть у должника нет имущества. И самый главный — сумма задолженности превышает стоимость имущества.

Ольга и Антон четко проходят по последнему признаку: банку они должны $185 тыс., а квартира сейчас стоит в лучшем случае 7,5 млн руб. Однако Александр Вязовик все же сомневается, что этого будет достаточно. В законе о банкротстве прямо указано, что, если доходы гражданина позволяют ему погашать обязательные платежи (даже в течение непродолжительного времени), срок которых наступил, он не может быть признан неплатежеспособным (седьмой абзац п. 3 ст. 213.6).

Конечно, $1600 в месяц по курсу 70 руб./$ Ольге и Антону не по зубам. А на кредитных каникулах ($800) — вполне. Получается, что пока наша пара находится на этих самых каникулах, суд не сможет признать их банкротами.

Выгодное «новогоднее» предложение фактически связывает Ольге руки. Она не идет банкротиться немедленно, продолжает платить, но и не получает рефинансирования в рубли — формально для ЦБ валютная позиция банка сбалансирована. Так можно всю жизнь платить, а потом передать эстафету подросшей дочке. А пока получается, что семья живет в фактически съемной квартире, но платит за нее почти вдвое больше рынка (снимать аналогичную однушку в Москве сейчас можно за 30−35 тыс. руб.).

Как же теперь поступить Ольге? Есть несколько вариантов. Для начала придется подождать два года, отдавая деньги банку за квартиру, которую она никогда не получит. Согласитесь, это вздор. Если хочется подать на банкротство во время каникул, нужно ждать снижения доходов либо роста расходов (и то, и другое придется обосновывать документами и в суде), чтобы и $800 в месяц оказались непосильными. В противном случае неплатежи приведут лишь к неустойке, штрафам, пеням и прочим неприятностям.

Но могла ли Ольга вообще отказаться от кредитных каникул и подать на банкротство прямо сейчас? Юристы склоняются к тому, что нет. Дело в том, что суд, скорее всего, будет учитывать так называемые будущие планируемые доходы. В данном случае это не эфемерные ожидания: через год Ольга должна выйти на работу, где будет получать относительно высокую зарплату (подтверждается справками), которая будет покрывать расходы на ежемесячный платеж в $1600. Правда, на жизнь останется всего 15−20 тыс. руб., но пока этот остаток выше прожиточного минимума, в суде с большой вероятностью откажутся банкротить такого должника.

Существует, конечно, еще один способ ухудшения финансового состояния — развод. Все же банкротство даром не проходит: потеря квартиры и доходов воспринимается очень болезненно, и Ольга с Антоном — не исключение. По мнению Александра Вязовика, бракоразводный процесс на фоне банкротства (помимо того что это само по себе кошмар) должен серьезно отразиться на ходе дела, хотя бы потому, что все долги придется делить пополам.

На самом деле развод при банкротстве — это распространенная в мире практика. Допустим, потребительские кредиты записаны на мужа, а жена, подав на развод, таким образом, отказывается платить по долгам своего супруга. Согласно российскому законодательству, деление происходит следующим образом (ст. 33, 39, 45 Семейного кодекса). Общее имущество делится пополам, а долг взыскивается с личного имущества того или иного супруга. Если его недостаточно, то кредитор требует выделения его доли в общем имуществе. А если кредит был потрачен на нужды семьи (покупка квартиры), банк забирает весь залог, независимо от того, как он поделен после развода. На данном этапе хорошо бы обзавестись неплохим адвокатом, но общий принцип понятен.

Но долги тоже делятся пополам, и в случае с ипотекой банку будет все равно, разведены супруги или нет. Каждый из них независимо от того, кто на самом деле делает после развода взносы, будет отвечать по обязательствам. И каждый из них будет отвечать своим имуществом. Здесь может быть множество разных вариантов поведения и споров. Самый простой вариант — продать квартиру и все поделить. Или же кто-то из супругов может забрать квартиру себе и самостоятельно платить по счетам.

В общем, развод при банкротстве, если речь идет об ипотеке, никому не поможет, так как наши герои — созаемщики. Им в любом случае придется банкротиться вместе. Так что будем надеяться, что у них все наладится.

Правило, вытекающее из этой серии: выгодное на первый взгляд предложение может связать вам руки на длительный срок.

На этом мы прощаемся с Ольгой и Антоном, желаем им удачи и хорошего Нового года в пока еще своей квартире. В следующем сезоне нас ждут новые герои, эпопея со сбором документов и первый поход в суд.

Артем Никитин, Коммерсант-Деньги, 21 декабря 2015

21.12.2015

По теме

Индивидуальный поход: ИП обеспечили резкий рост банкротств граждан
До конца года несостоятельными могут быть признаны около 22 тыс. предпринимателей
Решетников опять выступил «тайным покупателем», консультируясь в МФЦ по внесудебному банкротству
Глава Минэкономразвития РФ Максим Решетников с помощью метода «тайный покупатель» проконтролировал запуск в многофункциональных центрах (МФЦ) внесудебной процедуры банкротства граждан
ОБЗОР: Банки обеспокоены внесудебным банкротством граждан
Правила упрощенной процедуры личного банкротства граждан были сформированы практически одновременно с началом ее применения, и у кредиторов, прежде всего банков, не было времени подготовится
В России стартовали первые процедуры внесудебного банкротства физлиц
1 сентября вступил в силу закон о внесудебном банкротстве физлиц. В первый день в многофункциональные центры поступили более 10 заявлений от граждан, желающих воспользоваться новой процедурой