Банкротства физлиц: ТОП-3 новосибирских дел

РБК Новосибирск совместно с экспертами юридической компании «Стопдолг» запускают регулярный проект — обзор самых ярких дел по банкротству физических лиц в Новосибирской области По просьбе РБК Новосибирск эксперты «Стопдолг» проанализировали судебные решения по банкротствам физических лиц за октябрь-декарь 2016 года.

За три указанных месяца завершено 97 процедур реализации имущества. Средняя сумма долга составила 1,6 млн руб. Почти четверть дел по банкротству идет при сумме долга от 1 до 2 млн руб, четыре из десяти дел по долгам до миллиона рублей. Рекордный долг банкрота —16 с лишним миллионов рублей.

ТОП- 3 новосибирских банкротов за IV квартал 2016 года

Ольга Гилева — долг 16,69 млн руб. Жительница Краснообска задолжала по 10 кредитным договорам с банками 16,69 млн. руб. Четыре договора — под ведение предпринимательской деятельности (15 млн руб.), остальные не связаны с предпринимательством (1,7 млн руб.)

Гилева работала коммерческим директором у ИП. В декабре 2014 года предприятие обанкротилось. Женщину уволили. В марте 2014 года должница выкупила долю в ООО «Болтовский маслосырзавод» за 810 тыс. руб. В июне завод также подал иск о банкротстве. Должница осталась без источника дохода. Имеет долю в квартире, но это ее единственное жилье, и доли в «Болтовском маслосырзаводе», который обанкротился. В конкурсную массу из имущества Гилевой вошли телевизор и кровать, туда же включили и 50 тыс. руб. дебиторской задолженности физлица. Имущество на торгах продать не удалось. Банки также от него отказались.

В итоге с Гилевой взыскали 50 тысяч рублей. 34 тысячи рублей ушли на погашение судебных расходов. 16 тысяч рублей получили кредиторы. По решению суда остальные долги списаны.

По мнению руководителя ЮК «Стопдолг» Алексея Дёмина, случаи с крупными долгами это почти всегда долги, накопленные в результате предпринимательской деятельности. «ИП проходят упрощенную процедуру банкротства, как физлицо. Что же касается обычных граждан, то их суммы долга в среднем скромнее, в основном до 2 млн. руб», — добавляет Демин

Елена Брит — долг 8.2 млн руб. Жительница Новосибирска брала кредиты на развитие бизнеса. В 2015 году начались сложности, связанные с переносом Гусинобродского рынка. Новое место оказалось не готово к приему предпринимателей. Предприниматель потеряла покупателей, снизилась выручка, поставщики отказались работать по мере реализации товара. Брит не смогла оплачивать задолженность.

В заявлении о банкротстве она сообщила о долге в 3,5 млн руб четырем кредиторам (АКБ «Банк Москвы» (ОАО), ФКБ «ЮНИАСТРУМ БАНК», ПАО «Сбербанк России», ПАО «ТАТФОНДБАНК»). Фактически Брит была должна более 8 млн руб., списки кредиторов пополнились: ООО «Морозовские традиции», ИП Ксензов С.А, ИФНС по Октябрьскому району г. Новосибирска, Банк «Левобережный» (1,5 млн. по ипотеке). При этом банк не подал ходатайство в суд о включении ипотечной квартиры в конкурсную массу, хотя по закону ее можно было продать и 70% от суммы, вырученной от продажи, получил бы «Левобережный». Не включил квартиру в план реализации и арбитражный управляющий. Позже, в суд поступили документы о переуступке прав требования долга по этому договору ипотеки от частного лица. Это значит, что он выкупил у банка долг банкрота. И опять же, это частное лицо реализации квартиры не требовало.

Долги списали в декабре 2016 года. Залоговую квартиру должница сохранила за собой.

По мнению Демина, в этом деле интересно два момента. Во-первых, должница заведомо не сообщила о значительной части задолженности, и суд не счел это недобросовестным поведением, хотя имел для этого основание. Во-вторых, банкроту удалось сохранить ипотечное жилье, что для российской практики редкость. Скорее всего, между банком и представителем должника долгое время шли переговоры, в результате которых банк продал долг по ипотеке заинтересованному лицу.

Александр Склема — долг 5,23 млн руб. Житель Новосибирска Александр Склема задолжал частному лицу более 5 млн руб. В качестве причины, по которым не может выплачивать долг, указал потерю источника дохода. Имущества, которое можно было бы включить в конкурсную массу, арбитражный управляющий не выявил. Долг списан.

По словам Демина, это типичное дело о банкротстве. «Доходов нет, имущества нет, оснований не списать долги не выявлено. Так заканчивается большая часть дел о банкротстве».

По словам Виталия Ветрова, управляющего партнера юридической фирмы «Ветров и партнеры» сейчас формируется судебная практика, когда банкрота не освобождают от выплаты долга. «Не стоит считать, что банкротство это универсальная и волшебная таблетка, которая избавляет от всего и всех. Есть случаи, когда суд признавал заемщиков, злоупотребляющими своими правами и отказывал в тех или иных процедурах. Но речь пока о единичных случаях», — рассказал РБК Новосибирск Ветров.

Руководитель ЮК «Стопдолг» Алексей Дёмин:

«По нашей практике, процедура банкротства вынуждает банки идти на переговоры с клиентами. Был случай, когда должник много месяцев пытался договориться с банком о другом графике оплаты кредита, и переговоры сдвинулись с мертвой точки только после иска должника о банкротстве.

Еще один интересный тренд — суды порой требуют буквального исполнения закона. Некоторые судьи в регионах требуют, чтобы в реализации имущества было что-то продано, даже если по факту у должника ничего нет. Так, родственникам одной бабушки, которая проходила процедуру банкротства, пришлось покупать старенькую машину за 10 тысяч рублей в дар старушке, чтобы машина тут же была продана в процедуре реализации. Иначе суд мог не списать долг, — у бабушки не было ценного имущества для реализации»

Александр Сульдин, РБК

15.02.2017

По теме

Дали списать: в РФ резко выросло количество банкротств среди населения
В России ускорились темпы роста личного банкротства: за первое полугодие 2021-го несостоятельными признаны вдвое больше граждан, чем в аналогичном периоде 2020-го. Это следует из данных «Федресурса», с которыми ознакомились «Известия»
Жилой интерес: Минэк предупредил о риске появления новых схем отъема квартир
Минэкономразвития предупредило о риске возникновения новых схем по отъему жилья. К случаям мошенничества может привести практика продажи единственной жилплощади должников
КС РФ: граждане-банкроты не могут сами начинать крупные судебные споры, инструмент защиты от бездействия управляющего — иск к нему
Гражданин-банкрот не может без финансового управляющего вступать в споры по защите своих имущественных прав, если полученное должно пойти в конкурсную массу, решил Конституционный суд (КС) РФ
Бывший банкрот лишился зарубежного отдыха
Объявленный банкротом гражданин не смог выехать за границу через два года после прекращения дела. Второй кассационный суд не усмотрел в произошедшем вины пограничников